ru
Назад к списку

Как израильские блокчейн-стартапы привлекли $650 млн и за что они готовы переплатить


Анна Жигалина

В первой части интервью с Романом ГОЛЬДОМ, партнером-учредителем Israeli Blockchain Association и управляющим партнером инвестиционной платформы JSCapital, мы узнали, что блокчейн-рынок Израиля развивается бурными темпами, а количество таких стартапов выросло с начала года в 3 раза. Однако некоторые особенности давно сложившегося стартап-рынка диктуют свои условия, выдавливая сырые и ненадежные с точки зрения инвесторов проекты.

Израильские стартапы пошли по пути развития блокчейна как технологии, которая способна усовершенствовать существующие IT-продукты и создавать новые. В октябре 2018 года глава блокчейн-стартапа Sirin Labs выделил $1,9 млн (7 млн шекелей) на создание первого в Израиле Института исследования блокчейна на базе университета Тель-Авива (TAU), поставив вуз в один ряд с подобными исследовательскими учреждениями по всему миру в весьма немногочисленном списке.

В этой части интервью мы поговорим с Романом ГОЛЬДОМ о критериях, которые определяют перспективность блокчейн-стартапа, проблемах рынка и тенденциях, которые прогнозируют эксперты. А также почему здесь не приветствуется ICO и какова роль блокчейна в стартап-индустрии.

Блокчейн как технология

BNT: Почему в Израиле все-таки не проводится ICO, с чем это связано?

РГ: В свое время были попытки со стороны блокчейн-стартапов провести ICO. Но этот вид краудфандинга уже практически отошел в прошлое. Несколько громких проектов собрали более $100 млн, но они, скорее, исключение для рынка, чем правило. А вот применение блокчейна как фундаментальной технологии многократно возросло. Практически все серьезные стабильные блокчейн-компании на рынке делают обычные equity-раунды, привлекают классических институциональных и корпоративных венчурных инвесторов и об ICO даже не думают. И в глазах институционального инвестора они выглядят намного привлекательнее, нежели ICO, поскольку речь идет о конкретных блокчейн-бизнесах.

BNT: Куда же переместились проекты, которые рынок признал серыми или неприемлемыми?

РГ: Мы можем предоставить только внутреннюю статистику, в соответствии с которой на первом месте находится Эстония, второе место делят Гибралтар и Мальта. В остальных странах, куда они переместились, и так инкорпорированы израильские блокчейн-проекты. Очень много израильских стартапов в Швейцарии, немало в Сингапуре, все остальные гармонично распределены по миру, где есть более-менее благоприятное регулирование.

BNT: Вы говорите, что большая часть стартапов — это те, где блокчейн применяется как технология. Приведите, пожалуйста, примеры.

РГ: На израильском рынке блокчейн-стартапы приобрели максимальную экспертность в очень тяжелых наукоемких процессах — таких, как инфраструктурные решения и новые протоколы. Из существующих ныне 200 блокчейн-стартапов почти 60 компаний — это финтех, 40 — это инфраструктуры и протоколы. Эти два сегмента сейчас доминируют и, судя по всему, будут и дальше занимать лидирующие позиции, так как в Израиле уже наработана максимальная экспертность и умение продавать и внедрять данные технологии.

BNT: Какой самый яркий пример применения блокчейна как технологии вы можете привести?

РГ: Самый хрестоматийный пример — это компания Revelator, которая управляет цифровыми авторскими правами. Например, музыкант записал свой альбом, который решил распространять не через крупный лейбл типа Warner или Sony, а сделать это самостоятельно либо через группу частных лейблов. Он использует десятки бизнес-моделей, которые позволяют распространять контент и получать выплаты от прослушивания композиций — по секундам, как с Spotify, или в качестве оплаты за трек, как в Itunes. В конце каждого месяца определяется, сколько выплат полагается автору. Это отражается в сводном файле на 40 Гб, который Microsoft Excel открыть не может, так как все эти микротранзакции умножаются на количество каналов распространения контента и на число стран, где они распространены. В этой ситуации отследить свои права и управлять ими становится практически невозможно. Revelator решала эту проблему с помощью блокчейна, не меняя существующую бизнес-модель. Сразу после этого к платформе присоединились институциональные инвесторы, такие как Digital Currency Group, которые хотят инвестировать именно в блокчейн как технологию.

Кадровый голод и блокчейн-образование

BNT: Какие, на ваш взгляд, самые большие препятствия для развития стартапов на израильском рынке?

РГ: Я бы сказал, что существует одна проблема — кадровая, которая характерна для всего израильского стартап-рынка. Кадровый голод в IT-секторе по разным оценкам составляет от 15 до 50 тысяч программистов, а в блокчейн-сегменте этот дефицит еще больше.

У специалиста есть выбор: пойти в госструктуру, если он хочет быстрого продвижения, однако там несопоставимые с корпоративным сектором финансовые условия. Он может пойти в крупную компанию на прекрасные условия, потому что хэдхантинг на блокчейн-разработчиков и архитекторов достиг своего пика. Либо специалист может устроиться на работу в один из успешных и крупных блокчейн-стартапов, где много внутренних инициатив и spin-off. Есть и еще один вариант: создать свой стартап.

Если специалисты будут все больше выбирать первые три варианта, это станет плохим индикатором для рынка, так как будет значить, что ниша скоро схлопнется. С другой стороны, пока мы этого не наблюдаем ввиду большого количества новых стартапов. Это все-таки часть израильской предпринимательской культуры: каждому хочется создавать что-то новое. И такую динамику роста может показать молодая команда, которой никогда не добьется корпорация или большой стартап.

BNT: Как решается кадровая проблема, как и где стартапы ищут блокчейн-специалистов?

РГ: Есть так называемая стартап-виза, используя которую израильское блокчейн-сообщество системно приглашает на работу зарубежных программистов. Многие компании пытаются решить кадровую проблему с помощью аутсорсинга и аутстаффа, но израильские стартапы почти не пользуются таким методом, хотя он выглядит логичнее и дешевле. Здесь очень ценят сплоченность команды и за это готовы переплачивать. Любого типа офшорные разработки для израильского стартапа — это крайние меры.

Но по факту основная база специалистов на рынке состоит из уже существующих профессионалов с большим опытом, которых при необходимости переобучают внутри страны, in-house. Недавно Microsoft анонсировал серьезный курс по переквалификации разработчиков, чтобы дополнить их экспертность блокчейн-компетенциями.

BNT: Какие проблемные участки на рынке труда в блокчейн-сфере вы можете еще назвать?

РГ: Кроме дефицита технических кадров, есть еще и нехватка управленческих. И эту проблему решают, привлекая специалистов из старого корпоративного сегмента. Есть хороший пример: израильский стартап создал децентрализованную алмазную биржу на блокчейне, начал разрабатывать свой продукт при поддержке старой Израильской алмазной биржи. В итоге их пути разошлись. Многие решили, что стартап не выживет. Однако все вышло наоборот: президент биржи уволился и стал chairman этого стартапа, причем не формальным, а полноценным сотрудником.

Текущие инвестиции и прогнозы

BNT: Какие страны больше всего инвестируют в блокчейн-проекты Израиля?

РГ: На первом месте по-прежнему остаются США, хотя их доля уменьшается из года в год. На втором месте находится Китай, если брать не только фонды, которые инкорпорированы в Поднебесной, но также американские или европейские, где китайские структуры — бенефициары.

BNT: Каков общий объем инвестиций в стартапы за год?

РГ: В прошлом году общее число инвестиций в бизнес-проекты Израиля составило около $5 млрд, из них доля отечественных фондов и частных инвесторов — около 13-14%, остальное — зарубежные игроки. Из них в блокчейн-стартапы было инвестировано около $580 млн в 2017 году, а по итогам 2018 ожидается около $650 млн.

В основном, израильские стартапы привлекают инвестиции либо от супер-ангелов, либо от институционалов (venture capital investors), либо от крупных корпораций. Например, одна из последних крупных сделок: в израильскую блокчейн-компанию инвестировала Samsung Ventures.

BNT: Каковы ваши прогнозы на 2019 год?

РГ: Наша блокчейн-ассоциация провела анализ и выделила несколько тенденций. Первая и самая очевидная: самая высшая точка роста блокчейн-рынка еще не пройдена. Число компаний будет только увеличиваться, причем стремительно: в начале этого года у нас работало 60 стартапов, а к 3 кварталу — уже 200, к 2019 году ожидается 400-500 проектов. Однако это не значит, что на рынке появится 200 или 300 новых компаний завтра. Обычные проекты, у которых уже есть свой продукт и валидированная рынком бизнес-модель, внедрят блокчейн-технологию и станут частью этой статистики.

Вторая тенденция — это развитие инфраструктурных и протокольных решений, где требуется сильная академическая подготовка: высшая математика, криптография, физика. Практически все такие компании будут представлять собой spin-off из академической среды, например, когда команда начинает разрабатывать свой стартап. А иногда бывает так: эксперт, который на протяжении 10-20 лет вел исследования, продолжая свою академическую деятельность, становится основателем компании, которая используют его разработки.


Назад к списку