ru
Назад к списку

Новый мировой криптопорядок: FATF установила крайний срок - июнь 2019


Максим Ермолов

На данный момент, социально-экономические потери в финансовой системе Соединенного Королевства оцениваются в $30 млрд в год. Наибольшую проблему представляет наркоторговля ($13,5 млрд) и финансовое мошенничество ($11,2 млрд). Согласно отчету FATF, работа британских властей по оценке рисков и пресечению незаконных денежных потоков соответствует мировым стандартам. Не смотря на то, что в целом она признана эффективной, в сфере криптовалют, по мнению экспертов, существует уязвимость, и властям предстоит доработать законодательство, что уже происходит в других странах.

Недостаток законодательного регулирования цифровой отрасли беспокоит не только международную группу, но и самих участников рынка: под угрозой вынужденной эмиграции оказались криптовалютные биржи. И недавняя история с провалом проекта национального стэйблкоина также обнажает слабость британской криптоинфраструктуры. Такое положение дел вредит и финансовой безопасности, поэтому международная группа в своем отчете рекомендует распространить применение нормативов AML/CTF на операторов виртуальных активов и осуществлять надзор за этими организациями.

Стоит отметить что советы организации - это в первую очередь рекомендации, а не нормы права. Реальную силу им придают стоящие за ними санкции международного сообщества, поэтому несмотря на общественный статус, рекомендации FATF фактически обладают силой закона. Давид Тевфик САЙИН, директор финтех и IT компании из Стамбула (Турция), считает, что группу можно назвать международным мегарегулятором. На это указывает ее роль в ограничении деятельности платежных систем и торговых счетов.

Ещё в 2015 году, на фоне роста популярности цифровых монет с одной стороны и активизации борьбы с терроризмом с другой, FATF обратила внимание на набирающий обороты рынок цифровых активов. Тогда было опубликовано Руководство по риск-ориентированному подходу к виртуальным валютам, согласно которому финансовым организациям рекомендовалось проводить оценку рисков перед запуском нового продукта или бизнес-процесса на основе цифровых активов.

Отсутствие должного внимания к подобным предписаниям чревато серьезными последствиями. Государства, не желающие сотрудничать с FATFи соблюдать методические рекомендации касательно AML/CTF, рискуют получить статус, схожий с со странами-пособниками террористов.

Примером страха перед санкциями может служить политика Южной Кореи, где контроль за финансовыми организациями усиливается перед проверкой FATF, предстоящей в 2019-2020 гг. В мае этого года Bithumb, пятая по величине криптовалютная биржа в мире (суточный объем торгов $400 млн) запретила торговлю пользователям из 11 стран из черного списка FATF, в их числе КНДР, Иран, Йемен, Босния и Герцоговина, Афганистан, Лаос, Вьетнам.

Южная Корея не одинока в таких устремлениях. В Тайване также принимают меры по усилению контроля за цифровым рынком. Согласно последним законам, пользователи криптовалютных бирж должны указывать при регистрации свои реальные имена. В противном случае банк будет обязан заблокировать анонимную транзакцию и сообщить об этом в надзорное ведомство.

Проблемы Тайваня обнаружились в 2016 году, когда на фоне скандала с Панамским досье надзорные органы США обратили внимание на участившиеся переводы денег через счета Mega International Commercial Bank в офшор. Поэтому суд Нью-Йорка оштрафовал третий по объему депозитов на острове банк, которому в итоге пришлось выплатить $180 млн - огромный штраф за нарушение AML-законодательства. С того момента власти и руководство финансовых корпораций страны предпринимают всевозможные меры, чтобы снизить риски дальнейших штрафных санкций для банковской системы.

Благодаря их усилиям в прошлом году FATF исключила Тайвань из санкционного списка. Однако, финансовая система Китайской республики все еще далека от идеала, и власти надеются на дальнейшие положительные изменения за счет формирования новых законодательных рамок для цифровой сферы.

Однако и сами правила постоянно меняются. В октябре этого года FATF опубликовала дополнения к своим рекомендациям от 2015 года. В них вводятся ряд понятий: “виртуальные активы” (virtual assets) и “провайдеры услуг в сфере виртуальных активов”. И последние нуждаются в регулировании в рамках существующей политики AML/CFT. Такие компании должны проходить лицензирование, регистрацию и подвергаться мониторингу. В 2019 году группа собирается выпустить дополнительные рекомендации касательно провайдеров услуг в сфере виртуальных активов, так как существующий на данный момент документ не отвечает новым реалиям рынка.

“В предыдущем руководстве всё было довольно забавно, - поясняет Давид Тевфик САЙИН, - [виртуальные валюты] рассматривались как неценные продукты рынка, и предполагалось, что они даже не могли классифицироваться как инструмент торговли или валюта для действий в рамках купли-продажи”.

За прошедшее время  роль криптовалюты серьезно возросла, и обсуждение началось на ином, уже политическом, уровне: одной из центральных тем недавней встречи G20 стали вопросы правовой регуляции и налогообложения цифровых активов. Планируется дальнейшее развитие налоговой системы в сфере международных электронных платежных систем, к которым относятся и криптовалюты. Правительства не только заинтересованы в защите права участников криптоиндустрии, но и намерены получать налоги с этой отрасли. Но существует целый спектр проблем, который заключен в том, что виртуальные активы  трудно отнести к определенной юрисдикции. По этой причине многим странам предстоит выработать принципиально новые механизмы налогообложения, не привязанные к территории конкретной страны.

Незадолго до встречи политических лидеров FATF поставила национальным правительствам жесткие условия. К июню 2019 года государства должны ввести процедуру обязательной регистрации и установить правовой статус работы для криптовалютных бирж и всех фирм, предоставляющих своим клиентам зашифрованные кошельки. Страны, не успевшие в срок, рискуют попасть в черный список.

Влияние предписаний международной группы на цифровую экономику оценивается неоднозначно. “Многие из этих рекомендаций сковывают рынок, - считает Давид Тевфик САЙИН. -  Хотя можно сказать, что они побуждают поставщиков услуг предоставлять более безопасные и качественные продукты”.

На глобальном уровне уже есть устоявшаяся система финансовой безопасности. Но она ориентирована на традиционные институты, и ее нельзя перенести на цифровую сферу в существующем виде. Дело не только в специфике новой отрасли, но и в ее масштабах. По мнению нашего эксперта, сейчас емкость цифрового рынка колеблется около $100 млрд. Для сравнения: сумма всех РЕАЛЬНЫХ активов в мире оценивается в $300 триллионов. "Соответственно, общая стоимость деривативов составляет $1,2 квадриллиона”, - так  Давид Тевфик САЙИН проиллюстрировал соотношение цифровых и традиционных активов в мировом масштабе.

Со своих первых дней рынок цифровых валют позиционировал себя как глобальный и бросил вызов регуляторам, ориентирующимся на финансовые системы отдельных государств. Эта ситуация требует выработки принципиально новых стандартов, но современный опыт и отчеты FATF показывают, что они быстро теряют свою актуальность.


Назад к списку