ru
Назад к списку

Иран тестирует государственную криптовалюту вместо SWIFT. Россия в роли серого кардинала


Денис Гончаренко

Итак, это произошло: США вынудили SWIFT отключить Центробанк Ирана от работы с мировыми финансовыми институтами. В течение 2018 года напряжение в отношениях между двумя странами постепенно возрастало. В мае от SWIFT были отключены иранские коммерческие банки, теперь же произошла глобальная изоляция страны. Иран подозревал, что это произойдет, и знал о последствиях. Сложа руки не сидел никто, все готовились по возможности эффективно противостоять санкциям. Сейчас государство объявило о реализации плана по внедрению государственной криптовалюты в платежный процессинг. Какие выводы может сделать мировой рынок?  

Геополитические потрясения как импульс для новых экономических решений

Геополитические выпады вынуждают некоторые страны принимать экономические меры, которые они не рассматривали бы в менее напряженных ситуациях. Венесуэла и Иран — хороший пример. Есть какая-то ирония в том, что эти государства признаются «авторитарными», имеют строгую внутреннюю политику, жесткий государственный контроль — и обращаются к «либертарианским» системам, таким, как криптовалюты. Однако давайте не будем смешивать все в кучу — особенно политические шаблоны с экономическими. Стив КИН, профессор Университета Кингстон, выразил мнение, что ни одна страна не должна обладать полномочиями по удалению других стран из глобальной системы: «Чем раньше в остальном мире будет создана альтернативная система платежей, возможно, работающая аналогично SWIFT, но использующая корзину валют как основу наднациональной единицы обмена — тем лучше для всех». В настоящее время очевидно, что США достаточно сильны, чтобы диктовать свою политическую волю остальному миру, угрожая экономическими последствиями.

Это заставляет страны под санкциями действовать быстрее, находить и разрабатывать новые способы взаимодействия со своими партнерами. Блокчейн может быть решением, и есть вероятность того, что поддержка правительствами окажет существенное влияние на развитие индустрии в целом. Однако есть ли шанс того, что Иран, как, впрочем, и любая другая страна, преуспеет там, где Венесуэла не смогла достичь результата? Иран, по сути, находится в лучшей экономической ситуации, чем Венесуэла, которая выдала на-гора «Петро», утверждая, что за ним нефть — по крайней мере, им нужно было чем-то его обеспечить. Но оказалось, что валюта не нашла покупателей, да и нефть, как выяснилось, была номинально. Более того, венесуэльская криптовалюта столкнулась с форками, что сделало ситуацию еще более неясной.

Настало время Ирану продемонстрировать стойкость к такому повороту судьбы — страна должна перестроиться в условиях внешнего давления. По заявлениям, национальная криптовалюта будет обеспечена фиатом — иранским риалом. Сейед Аботалеб НАДЖАФИ, генеральный директор корпорации Informatics Services Corporation (ISC), отвечающей за реализацию проекта, заявил, что государственная криптовалюта «сможет использоваться в распределенной и частной инфраструктуре для передачи без вмешательства какого-либо стороннего института». После утверждения Центробанком она будет передана банковским учреждениям для тестирования во внутренних платежах и межбанковских расчетах.

Метод проб и ошибок. Кто следующий на очереди?

В свете санкций со стороны США Мохаммад Реза ПУРЕБРАХИМИ, глава Парламентской комиссии по экономическим вопросам Ирана (IPCEA), заявил, что страна сотрудничает с Россией, чтобы обрабатывать международные платежи с использованием криптовалют: «За прошедший год или два использование криптовалют стало важной задачей. Это один из хороших способов обойти доллар, а также заменить систему SWIFT. Российские власти разделяют наше мнение. Если нам удастся продвинуться по этому вопросу, мы будем первыми странами, использующими криптовалюты в товарообороте». Считается, что русские также участвовали в разработках Petro в качестве консультантов. Российская Федерация также находится под рядом санкций в данный момент, поэтому подобная активность в свете ближайших событий выглядит абсолютно логичной.

Государства активизировались в области криптотехнологий, однако есть ли у них  действительно четкое представление о том, что они делают? Тот факт, что Иран собирается обеспечивать свой новый криптопроект фиатным риалом, говорит, что вряд ли. «Есть вводящая в заблуждение вещь: на самом деле то, что делают государства — это не криптовалюты. Это нечто можно назвать «цифровыми монетами», что-то похожее, но далеко не близкое к идее криптовалюты», — поделился мнением Сандрис МУРИНС, эдвайзер в области AI-токенизации и ICO. «Разрабатываемая государственная цифровая монета не нуждается в блокчейне, она централизованно управляется. Государственная валюта и децентрализованная валюта — это противоположности. Если кто-то не доверяет Центробанку, его валюте — этот человек может сделать выбор в пользу блокчейна, децентрализованной системы», — пояснил он.

Действительно, государственная, контролируемая властью валюта весьма далека от децентрализованных принципов крипты. Бессмысленно цифровизовать риал и называть его «новой криптовалютой». Это, конечно, прецедент, но нечто новое, еще один инструмент, близкий по определению к стейблкоину.

Аналогичную активность на государственном уровне можно наблюдать в Китае, что развивает свой правительственный блокчейн; Турция не отстает с идеей «Turkcoin», еще одной государственной валюты. Есть в этом списке и Россия, тестирующая ICO в «песочнице» крупнейшего банка и помогающая при этом другим странам в тестах на своих площадках — в Венесуэле и Иране. Эти страны объединяют довольно напряженные отношения с Соединенными Штатами, и это многое объясняет. Однако есть и другие, более или менее лояльные или нейтральные к США государства, которые также работают над схожими государственными проектами: Япония, ОАЭ, Индия, Камбоджа.

Есть одна проблема, которую большинство государств открыто не выражает. Судьба Ирана, публично подвергнутого остракизму, напомнила всем, что США могут и будут оказывать давление на всех, кого запишут в лагерь противников. Глядя на разгневанного мирового прокурора, размахивающего своей экономической санкционной дубиной, невольно хочется предпринять меры, чтобы защитить себя. В данном случае речь идет о поиске альтернативы существующим мировым экономическим платежным инструментам. Методом проб и ошибок страны тестируют возможности, следуя своим политическим и экономическим целям, где основной задачей является найти способ предотвратить риск глобальной изоляции.

Назад к списку