ru
Назад к списку

Япония: станет ли крупнейшая судоходная компания шанхаить моряков за стейблкоины


Олег Колдаев

Сейчас на цифровом рынке происходит то, о чем говорили многие аналитики: на фоне падения курса биткоина будет расти популярность разного рода стейлбкоинов. И как бы в подтверждение догадки появилась любопытная криптоновость: крупнейшая японская судоходная компания «Ниппон Юсен» объявила о намерении выпустить свою цифровую денежную единицу для оплаты труда членов экипажей. Стоимость одной монеты будет равна $1.

В распоряжении «Ниппон Юсен» находится более 800 морских судов, ходящих под различными флагами, и на каждом корабле служит несколько десятков человек — от капитана до матроса. Общая численность работников компании превышает 50 тыс. человек.

С одной стороны, цифровые активы — удобное средство расчета с работниками.
К примеру, сегодня зарплату морякам предпочитают платить наличными. Для этого на каждый борт берется по $40-60 тыс. Однако такой вид оплаты вызывает много вопросов как со стороны профсоюзов, следящих за соблюдением условий труда на морском транспорте, так и со стороны контрольных государственных ведомств. При этом в открытом океане по понятным причинам трудно использовать традиционные электронные переводы, а моряк должен получить вознаграждение за каждую вахту. Цифровая валюта сильно облегчит жизнь капитанам, отвечающим за все финансовые вопросы в рейсе.

Кроме того, использование виртуальных активов может снизить бухгалтерские, финансовые и временные затраты, поскольку часто члены экипажей не являются подданными Японии, и это создает дополнительные сложности в случае перечисления денег на их банковские счета. В перспективе грузоперевозчик планирует с помощью виртуальных активов создать систему оперативного финансирования каждого корабля, находящегося в море. Для этого компания тестирует технологию, которая позволила бы осуществлять платежи, используя судовые электронные системы, в частности, навигационные и следящие спутники.

Пока проект корпоративной криптовалюты находится в стадии разработки и поэтому не сильно афишируется. Менеджмент компании ведет переговоры с банками, финансовыми регуляторами и разработчиками программного обеспечения по вопросам, которые связаны с конвертированием монеты в фиатную валюту разных стран (экипажи кораблей состоят преимущественно из китайцев и филиппинцев), а также психологически готовит сотрудников к столь значимой перемене.

Но есть и другая сторона медали: пример использования корпоративной цифровой валюты в трудовых отношениях уже был и закончился не очень удачно. Российский фермер Михаил Шляпников — глава и владелец хозяйства «Колиново» — после того, как прокуратура запретила использовать денежные суррогаты для оплаты труда работникам фермы, провел ICO, в ходе которого на рынке появилась цифровая валюта «Колион» (KLN). Несмотря на то, что предпринимателю удалось получить на краудсейле более $500 тыс., монета так и не приобрела популярность, хотя и была обеспечена реальной сельхозпродукцией.

Конечно, нельзя напрямую сравнивать японского судоходного гиганта и маленькую российскую ферму, но вполне вероятно, что корпоративные криптовалюты подвержены одним и тем же рискам независимо от масштабов бизнеса.

И первый риск — денежные суррогаты, которые нередко появлялись в истории. Достаточно вспомнить монеты английской Ост-Индской компании или купоны Русско-Американской компании, имевшие хождение в XVIII-XIX веках. Даже обеспеченные огромным капиталом и значительной покупательской способностью, они не смогли снискать доверие потребителей: люди все равно предпочитали твердую валюту. С виртуальными денежными единицами может произойти похожая история: сколь бы ни была могущественна и богата компания, она вряд ли сможет обеспечить тот уровень доверия к монетам, который дает государство.

Второй — отсутствие свободы. Из истории и мировой литературы известно значение термина «зашанхаить»: это когда в конце XIX-начале XX века моряков заманивали на торговые корабли, где они затем принудительно трудились, не имея возможности сойти на берег. Их работа оплачивалась значительно ниже рыночной стоимости труда, да и то только после нескольких рейсов, а то и нескольких лет пребывания на судне, по предъявлению в судоходной компании расписок от капитана.

В случае с «Ниппон Юсен» история может повториться. В Китае, откуда родом большинство служащих компании, оборот цифровых валют фактически запрещен. Даже имея в электронном кошельке кругленькую сумму в корпоративных криптоденьгах, моряк из Поднебесной все равно не сможет их обменять ни на доллары, ни на юани. И придется ему обращаться в компанию за обменом цифровых монет на фиатные деньги, причем по курсу, установленному работодателем. Если подобное произойдет, то это будет нарушение всех мыслимых Трудовых Кодексов.

Трудно предположить, что менеджеры и юристы чуть ли не крупнейшего в мире морского грузоперевозчика не замечают таких очевидных вещей. Вполне вероятно, что причина возникновения криптопроекта, скорее всего, в другом, а именно — в росте популярности стейблкоинов на фоне падения биткоина и курса других цифровых активов. Компания, возможно, просто хочет сыграть на крипторынке, а для акционеров и СМИ руководство придумало информационную кампанию.


Назад к списку