ru
Назад к списку

Виртуальные активы как средство политического пампа


Олег Колдаев

О том, что криптовалюта давно стала инструментом политики, написано много. Но до сих пор речь шла о «большой игре», столкновении интересов сверхдержав и противостоянии экономических систем. Однако проблема масштабируется, как сказали бы финансисты. Мэр Неаполя Луиджи де МАГИСТРИС заявил, что город готов выпустить свою виртуальную монету. Правда, только в том случае, если дискриминация южных провинций страны продолжится.

Центробежные процессы в Европе породили массу идей разной степени адекватности. Правда, о создании отдельной городской валютной системы в Старом Свете заговорили впервые. По задумке мэрии Неаполя, городское ICO должно стать частью «дорожной карты» по приобретению политической и экономической автономии региона Кампанья. Кроме того, глава города в очередной раз подчеркнул, что политика Рима в отношении южных регионов страны является ущербной и даже преступной. Власти страны, по его мнению, поощряют развитие только двух самых богатых провинций: Ломбардии, со столицей в Милане, и Венеты. Юг же получает субсидии и преференции по остаточному принципу.

К тому же, градоначальник в очередной раз обрушился с критикой на евро, назвав его даже «поганой валютой». Не секрет, что единая европейская денежная единица вызывает в Италии волны скепсиса. Получилось так, что структура экономики Южной Европы несколько отличается от структуры Центра или Севера. Жителям преимущественно аграрных стран — Италии, Испании, Венгрии — не нужна слишком дорогая денежная единица. Это делает их продукцию неконкурентоспособной, особенно на фоне дешевого китайского и бразильского импорта. Люди с введением евро стали больше работать, но меньше зарабатывать. В единой валюте заинтересованы только промышленные регионы, которые ругал мэр МАГИСТРИС.

К слову, власти упомянутых мэром северных провинций недавно говорили о том же самом. Добавляя при этом: «Хватит кормить ленивый юг!» Треть ВВП Италии действительно приходится на два промышленно развитых региона. Причем Ломбардия приносит 20%, а Венета — всего 10%. Правда, о собственной криптовалюте северяне не заявляли.

Это первый случай в Европе, когда сепаратистские настроения приводят политиков к мысли о создании и развитии инструментов цифровой экономики, но не первый в мире.

Зимой этого года власти городка Беркли (США, Калифорния) заявили о желании провести муниципальный ICO. Этот шаг стал ответом на налоговую реформу Дональда Трампа. Сокращение нагрузки на крупных налогоплательщиков, физических и юридических лиц, привело к тому, что в небогатых предместьях фактически остановилась программа строительства доступного жилья. В особенности это сказалось на Беркли, который, по сути, является моногородом, возникшим вокруг знаменитого одноименного американского университета, которому резко сократили бюджетное финансирование.

Протестную природу криптоинициативы политики скрывать не стали: таким образом город хочет обособиться от федерального центра и его пагубной монетарной политики. «Беркли всегда был центром противостояния, но чтобы это противостояние работало, нам нужны свои деньги», - заявил депутат местного совета Бен БАРЛЕТТ. И с ним согласилось большинство народных избранников.

Еще раньше жители японской деревни Нишиавакура озвучили идею о выпуске собственного виртуального актива. Проект называется «Столетний лес», и направлен он на привлечение туристов в экологически чистый район префектуры Окаяма, где, собственно, и находится поселение.

Криптовалюта — универсальный инструмент. Но эта многозадачность имеет и свою обратную сторону. Хорошо, что каждое упоминание об этом экономическом явлении приносит политические баллы участникам больших и малых подковерных игр. Это говорит о ее социальной востребованности. Но с другой стороны, в основе капитализации большинства виртуальных активов лежит доверие к ним и к той экосистеме, где они востребованы. Как только в это тонкое пространство начнет вторгаться грубая и циничная политика, доверие начнет размываться, и, следовательно, падать капитализация виртуальных активов. А за ней и цена.

За примерами далеко ходить не надо: на фоне политической свары евро упал до полугодового минимума. Причем с каждым новым заявлением или демаршем его волатильность растет. Единая европейская валюта раскачивается вместе с ЕС. То же самое, вероятно, будет происходить и с крипторынком.

Политический памп, как и инвестиционный, не может работать долго, но только выйти из него сложнее. То есть практически невозможно.




Назад к списку