ru
Назад к списку

$500 миллионов на мировую экспансию исламской экономики


Олег Колдаев, Екатерина Ланге

Может ли экономика подвергаться влиянию нравственных парадигм? Примеры влияния религии на предпринимательство есть в веках: протестантская деловая этика, буддистский культ труда, иудейская предприимчивость. Цифровая эпоха не стала исключением. Несмотря на то, что Ислам — самая молодая религия, она оказывает влияние на самую новую цифровую экономическую модель. Итак, в Объединенных Арабских Эмиратах начала работу криптобиржа FICE, основанная на нормах шариата.

Справедливости ради надо отметить, что споры о халяльности криптовалюты не прекращаются. Например, курдские богословы считают, что виртуальные токены не соответствуют мусульманским традициям. Высший совет по изданию фетв, входящий в Исламский богословский союз Курдистана, выпустил фетву, в которой сказано: «Это виртуальная валюта, а ислам не одобряет виртуальные средства». К тому же ученые сделали акцент на неизвестности происхождения криптовалюты, а это, с точки зрения Ислама, считается недопустимым.

При этом Совет по рассмотрению шариата (SRB) выпустил другую фетву, где есть слова о том, что в криптовалюте нет ничего, что могло бы противоречить нормам шариата.

Основная загвоздка этой внутриисламской дискуссии в том, как избежать недопустимого принципа неопределенности. FICE это, на первый взгляд, удалось. На бирже не будут торговаться монеты, связанные с алкогольным или табачным бизнесом, азартными играми, аморальными услугами. И главное — токены, представленные на этой площадке, должны быть обеспечены реальными и, желательно, вещественными активами. Легко догадаться, что биржа «заточена» под такие виртуальные активы, как дубайская монета OneGram, подкрепленная золотом. Отсюда и название — первоначально каждая «фишка» подкреплена граммом этого драгоценного металла. Объем эмиссии OneGram составит 12 400 768 токенов. Соответственно, первоначальная цена всего кейса почти $500 млн.

Удивительно, как легко порой сходятся несовместимые вещи. Ценность криптовалюты часто противопоставлялась ценности золота. С одной стороны — консенсуальное признание и обеспечение социальным капиталом, с другой — традиционный критерий оценки, проверенный тысячелетиями. И вот эти ценности сошлись в одной монете и будут представлены на торговых площадках мира. Но внутреннего противоречия избежать все равно не удастся. Сама природа криптовалюты подразумевает то, что каждая монета добывается в ходе майнинга (выполнения определенного математического алгоритма), и каждая из них фактически уникальна. Каким образом будет добыт тот или иной токен, будет ли он задействован в аморальных делах, неизвестно. И проверить это невозможно, поскольку криптовалюта анонимна.

Здесь важно другое. В настоящий момент объем исламского финансового рынка составляет примерно 1% от мирового. Это немного, учитывая то, что в мире проживает 1,8 млрд мусульман. При этом их доля в глобальном денежном обороте растет со скоростью 20% в год.

Запуск шариатских криптопроектов — это логичное продолжение этого тренда. Но, как сказал в интервью Bitnewstoday.ru известный американский экономист, эксперт Всемирного банка Бернардо ДЖАВАЛКИНТО: «Помните, что они создают новые финансовые инструменты под исламскую экономику, но это не заменит золотой стандарт, который был создан совсем для других целей».

Цели же исламской экономики понятны — растущая мировая экспансия.

Экономика исламского мира -большая тема, о которой мы писали ранее. Не так давно Саудовская Аравия запретила все операции с криптой, а в Иране задумались о создании государственной криптовалюты. Даже в такой сложной теме, как мир криптовалют, арабский мир стремится быть на острие прогресса.

Назад к списку